sergiusjs (sergiusjs) wrote,
sergiusjs
sergiusjs

Category:

О рыцарях бедных замолвите слово или родственные узы

 Прежде чем перейти к рассмотрению причин, способствовавших  успеху нового ордена, хочу сказать несколько слов о людях, стоявших у истоков организации и преодолевших все немыслимые, для современного понимания, препятствия на пути становления предприятия.
Гуго де Пейн первый магистр ордена тамплиеров.

  В своей работе "Подлинная история тамплиеров" Ньюман Шаран приводит следующие факты о этом человеке.
Первое письменное упоминание о нем относится к периоду с 1085 по 1090 год, когда «Hugo de Pedano, Montiniaci dominus», то есть Гуго из Пейна, владелец Монтиньи, засвидетельствовал своей подписью грамоту, согласно которой Гуго, граф Шампаньский, жаловал землю монастырю в Молесме. Чтобы иметь право оставить на грамоте свидетельскую подпись, Гуго де Пейн должен был к тому времени достичь возраста шестнадцати лет. Следовательно, можно считать, что родился он около 1070 года.
В течение последующих нескольких лет свидетельские подписи «Hugo de Peanz» или «Hugo de Pedans» появились еще на нескольких грамотах. Таким образом, мы получаем свидетельство, что Гуго принадлежал ко двору графа Шампаньского, а возможно, и состоял с ним в родстве. Последняя из этих грамот, написанных в Шампани, датирована 1113 годом. В следующий раз мы встречаем имя Гуго де Пейна уже в Иерусалиме в 1120 году, причем в этом случае его свидетельская подпись дает богатую пищу для размышлений, поскольку Гуго оставил ее на грамоте, подтверждающей право собственности Ордена Святого Иоанна (госпитальеров). Таким образом, уже не опираясь на более поздние источники, мы получаем подтверждение версии, что в 1119–1120 годах Гуго находился в Иерусалиме. Однако лишь пятью годами позже Гуго засвидетельствовал грамоту в качестве «Магистра рыцарей Храма». В промежутке между этими датами, в 1123 году, он оставляет свидетельскую подпись на грамоте Гармунда, патриарха Иерусалимского, о пожертвовании в пользу монастыря Святой Марии в Иосафатской долине. На этот раз указывается только имя — «Hugonis de Peans», и какое-либо упоминание о тамплиерах отсутствует. Подпись Гуго располагается ближе к концу списка свидетелей, а это означает, что он не принадлежал к наиболее влиятельным.
У Гуго на родине была жена и по меньшей мере один ребенок. Елизавета, супруга Гуго, происходила из семейства владельцев Шаппе, поместья, расположенного неподалеку от Пейна. Их сын Тибо де Паанс, ставший в 1139 году настоятелем Цистерцианского аббатства в Сен-Коломб-де-Санс... Известно также, что у этого сына были некоторые неприятности в связи с тем, что он, желая принять участие во втором крестовом походе, заложил золотую корону с драгоценными камнями и золотой крест, сделанные будто бы самим святым Элуа и принадлежавшие его аббатству...
Существует предположение, что у Гуго было еще двое детей, Гибуин и Изабелла, но нет убедительных доказательств.
Очевидно, что на момент его отъезда в Иерусалим, в свите Гуго I Шампанского, он был вдовцом, т.к. нет никаких свидетельств о дальнейшей судьбе его жены.
         Некоторые авторы утверждают, что Гуго участвовал в первом крестовом походе и даже был знаком с Готфридом Бульонским. Этому нет доказательств, хотя это могло бы объяснить почему его сеньор Гуго I Шампанский выбрал на роль организатора нового ордена именно Гуго. Однако с уверенностью можно полагать, что наибольшую помощь Гуго в Иерусалиме оказал его партнер Годфруа де Сент-Омер, сын Гуго де Сент-Омер - представителя знатной дворянской фамилии, родом из Артуа, участника Первого Крестового похода, и второго князя Галилеи, построившего за своё правление (1101—1106) несколько крепостей, впоследствии ставших центрами новых небольших бароний — Торон, Сафет и Шатонеф.  Именно с помощью Годфруа Гуго смог освоиться в непростых условиях Иерусалимского королевства.
         Первоначально тамплиеры представляли собой изолированную группу, никак не связанную с папским престолом. Проблема на тот момент заключалась в том, что священослужитель не мог брать в руки оружие. Поэтому сочетание монаха и рыцаря было тогда немыслемым. Кроме того, в существовавших тогда феодальных традициях, рыцари не могли объединиться в самостоятельную Частную Военную Компанию, а должны были поступить на службу к какому либо местному барону. Получив, наконец, благословение Гармунда, патриарха Иерусалимского, они вполне могли оказаться среди участников церковного собора в Наблусе 23 января 1120 года. Единственным каноном, который можно связать с тамплиерами, только-только возникшей общностью, был канон под номером двадцать: «Если священнослужитель берет в руки оружие для защиты, то он этим не совершает греха». О рыцарях, ставших военными-священнослужителями, в каноне ничего не говорится.
         И всё же это упоминание означало существенный отход от общепризнанной точки зрения. Несмотря на некоторое ослабление строгости правил для тех, кто сражается за Господа, священникам и монахам всегда запрещалось участвовать в битвах. Однако, за год до собора в Наблусе у стен Антиохии, на месте, которое по сию пору известно под названием Кровавое поле, состоялась битва, в которой пали граф Рожер и большая часть его воинов. Дабы спасти город, патриарх Бернар повелел раздать оружие всем, кто способен сражаться, включая монахов и священников. К счастью, им не пришлось вступить в схватку, но прецедент был создан.
         Существовавший к тому времени орден госпитальеров в 1118 г. еще не выполнял военные обязанности; тамплиеры искренне считали, что совершают нечто новое, посвящая свою жизнь исключительно защите паломников. Тем не менее, Бернар Клеворский, дав обещание Гуго I Шампанскому содействовать утверждению папой устава ордена, был в замешательстве, как соединить не соединомое. Этим и объясняется столь долгая процедура регистрации нового предприятия.
         Спустя 10 лет, Гуго вернулся в Европу, чтобы добиться поддержки своего ордена, он смог заручиться наиболее сильной поддержкой именно в Шампани. На соборе в Труа, всего в нескольких километрах к югу от Пейна, Орден рыцарей Храма получил официальное признание папского престола.
          Гуго де Паэн поехал во Францию, а оттуда — в Англию, и в Англо-саксонской хронике о его прибытии сообщается следующим образом:
«В том же году (1128) Гуго Храмовник прибыл из Иерусалима к королю Нормандии, и король принял его с большими почестями, и дал ему многие сокровища золотом и серебром, а после этого он послал его в Англию, и там он был принят всеми добрыми людьми, и все давали ему сокровища, и в Шотландии также, и послали большое количество золота и серебра через него в Иерусалим, и туда отправились с ним и вслед за ним столько людей, как не бывало со дней папы Урбана» ( См. также: Hoveden apud X script., p. 479. Hen. Hunting, ibid., p. 384). Тогда же Гуго де Пейну и его братству были пожалованы земли и деньги, некоторые из этих дарений были вскоре утверждены королем Стефаном при его восшествии на трон (1135). В числе прочего тамплиеры получили манор Бистлсхэм, переданный им графом Робертом Феррарским, и церковь в Лангефорде в Бедфордшире, пожалованную Симоном де Вахуллом и его женой Сибиллой, и их сыном Уолтером.
          Гуго де Пейн, прежде чем уехать, назначил главу ордена в Англии; этот рыцарь именовался приором Храма и считался наместником магистра. Вблизи Пейна находилось так же несколько командорств тамплиеров, причем по крайней мере одно из них было основано Гуго. Однако, учредив командорство, Гуго, похоже, оставил его без своей опеки.
          В 1130 году Гуго де Пейн возвращается в Иерусалим с целой армией, набранной на Западе (одновременно с Фульком Анжуйским и его войском). Точного количества о завербованных им людей нет, так же как и о количестве армии Фулька. Хотя о последнем есть сведения, что король опирался на 100 преданных ему рыцарей. Видимо есть причина по которой прибытие воинов произошло одновременно.
          Имеются весьма скудные сведения о том, чем Гуго де Пейн и тамплиеры под его началом занимались в течение последующих нескольких лет. Они, похоже, сосредоточили усилия на выполнении главной задачи - охране путей, по которым передвигались паломники. Для этого тамплиеры возвели замок, часовню и придорожные строения в городке Цистерна Рубеа - на полпути между Иерусалимом и Иерихоном. Помимо этого, они заняли укрепленную башню около самого Иерихона - в Байт-Джубр ат-Тахтани, замок и монастырь на вершине той самой Карантинной горы, где Иисус, искушаемый дьяволом, постился в течение сорока дней, и еще один замок на реке Иордан - в том месте, где Иоанн Креститель крестил Иисуса.
          В 1136-м Гуго де Пейн  умер (как принято считать, 24 мая). Он на 10 лет пережил своего сеньора Гуго I Шампанского, который в 1125г вернувшись в Иерусалим присоединился к ордену Тамплиеров.
         За год до смерти Гуго де Пейна, сын графа Блуа Этьена II, пфальцграфа Шампани стал королём Англии (Стефаном Блуаским). На этом, правда, замысловатый ход истории франкских рыцарей не закончился.
      
        Следующей знаковой фигурой в истории тамплиеров был Фульк V Анжуйский.
       Фульк родился в Анже между 1089 и 1092 годами и был сыном Фулька IV Богатого, графа Анжуйского, и Бертрады де Монфор. В 1092 году Бертрада покинула мужа и вышла замуж за французского короля Филиппа I. Фульк стал графом Анжуйским после смерти своего отца в 1109 году. В следующем году он женился на Эрменгарде Мэнской, закрепив тем самым контроль анжуйцев над графством Мэн.
          В 1116 продолжавшаяся между Людовиком VI и Тибо IV де Блуа война привела к английскому вмешательству. Летом Генрих I высадился в Нормандии. Людовик возобновил антианглийский союз с Фульком V Анжуйским и Бодуэном VII Фландрским. Фульк Анжуйский вспомнил о принадлежавшем его семье титуле великого сенешаля королевства, формального главнокомандующего, которым его предки пренебрегали, и захотел его получить. Сенешалем Франции в то время был Ансо де Гарланд; он сохранил свою должность, но принес оммаж Фульку, чтобы удовлетворить его тщеславие. В мае 1119 Генрих I сумел расколоть враждебную коалицию, заключив с Фульком Анжуйским соглашение о браке его дочери со своим наследником Вильгельмом Аделином. Не добившись успеха военными средствами, Людовик при посредничестве папы Каликста II заключил мир с королем Англии. В ноябре 1119 папа и Генрих встретились в Жизоре, и в начале следующего года был заключен мир. По его условиям наследник Генриха Вильгельм Аделин должен был принести оммаж за Нормандию; все замки и пленные, захваченные обеими сторонами, возвращались. Людовику не удалось отделить Нормандию от Англии, но он добился признания своего сюзеренитета над герцогством. После принесения присяги Вильгельм Аделин на обратном пути в Англию погиб при крушении Белого корабля. Эта трагедия, от которой его отец так и не смог оправиться, имела своим конечным результатом жестокую гражданскую войну и смену королевской династии.
         Фульк же тем временем в 1120-1121гг пошел в крестовый поход и примкнул к тамплиерам. Он вернулся на родину в конце 1121 года, после чего начал субсидировать тамплиеров. Не смотря на сорвавшуюся попытку породниться с Английским королем, Фульк не оставил эту затею.
         Чтобы избежать согласования с англонормандскими баронами кандидатуры будущего супруга, уже в 1127 году король Генрих I тайно организовал обручение своей дочери с Жоффруа V Красивым, по прозвищу Плантагенет, сыном Фулька V, графа Анжуйского, который обещал поддержку Генриху в стабилизации положения в Нормандии. Тем не менее брак наследницы английского престола и Жоффруа Плантагенета вызвал недовольство знати, которая не желала видеть правителем Англо-нормандской монархии француза, тем более представителя Анжуйского дома, в течение более столетия являвшегося главным соперником нормандских герцогов в Северной Франции. По выражению хрониста, «все англичане и французы недобрым словом поминали этот брак».
         В том же 1127 году Фульк получил послание от короля Балдуина II Иерусалимского. Балдуин не имел наследников мужского пола и объявил своей преемницей дочь Мелисенду. Король рассчитывал защитить наследство дочери, выдав её за авторитетного рыцаря. Фульк был богатым и опытным крестоносцем, к тому же вдовцом. Однако Фульк рассчитывал на более важный статус, чем просто консорт, - он хотел быть королем вместе с Мелисендой. Балдуин II, обдумав его требования, в итоге согласился.
         Что это, совпадение или расчет с целью избежать неприязни английских баронов к своему врагу? Тем не менее, Фульк отрекся от графского титула в пользу своего сына Жоффруа и уехал в Иерусалим, где женился на Мелисенде 2 июня 1129 года.
          Свадьба Жоффруа и Матильды состоялось 11 июня 1128 года. Поначалу отношения новобрачных не складывались, сказывалась большая разница в возрасте (Жоффруа было немногим более четырнадцати лет, а Матильде — около двадцати шести), а также взрывные темпераменты и авторитарность обоих супругов. Уже через год после свадьбы Жоффруа отослал свою жену вместе со всем её имуществом в Руан. В 1131 году супруги наконец воссоединились и некоторое время жили в относительном согласии. 5 марта 1133 года родился их первенец Генрих — будущий король Генрих II Плантагенет. В 1134 году Матильда родила второго сына — Жоффруа, графа Нанта, причём роды были трудными, и она едва не умерла. В 1136 году на свет был произведён их третий сын — Гийом, граф Пуату. Появление детей у Матильды означало для Генриха I решение проблемы наследования. В 1133 году король прибыл в Руан, где провёл последние годы жизни в заботах о своём старшем внуке, а также в попытках усмирения волнений нормандских баронов, вспыхнувших из-за интриг Жоффруа и Матильды. 1 декабря 1135 года Генрих I скончался. Инициативу в борьбе за английский престол перехватил Стефан Блуаский, племянник умершего короля, младший сын его сестры Аделы Нормандской. Он был достаточно популярен среди английского дворянства, воспитывался при дворе короля и имел обширные владения как в Нормандии, так и в Англии. Нарушив присягу верности Матильде, Стефан немедленно после известия о смерти Генриха I высадился в Англии и был с восторгом встречен жителями Лондона. На его сторону перешло английское духовенство во главе с архиепископом Вильгельмом де Корбейлем и родным братом Стефана Генрихом Уинчестерским, а также лица, контролировавшие королевскую администрацию (Роджер Солсберийский и его родственники), и значительная часть английской аристократии, враждебная Матильде. Отказ от исполнения клятвы верности императрице был оправдан тем, что Матильда якобы была незаконнорождённой — её мать, Матильда Шотландская, до замужества с Генрихом I пребывала в монастыре и, соответственно, была связана обетом безбрачия, - и не может претендовать на корону Англии. Поначалу обстоятельства складывались в пользу Стефана: Матильда с детьми находилась за морем в Анжу, дворянство предпочитало видеть на троне взрослого и популярного мужчину, а не надменную женщину с малолетним наследником. Однако затянувшаяся на 20 лет гражданская война была прекращена лишь Уоллингфордским договором (англ. Treaty of Wallingford; 25 декабря 1153 года)  между английским королём Стефаном Блуаским и герцогом Нормандии Генрихом II Плантагенетом. В соответствии с договором, наследником Стефана на английском престоле был признан Генрих II сын Жоффруа и Матильды, который и был в 1154 году коронован королём Англии, основав тем самым династию Плантагенетов.
         Так замысловато пересеклись пути великих людей в истории Ордена Тамплиеров.
         Фульк и Мелисенда стали совместными правителями Иерусалима в 1131 году, после смерти Балдуина II. Фульк  рассчитывал получить единоличный контроль над королевством. Он пригласил немало баронов из Анжу и проявлял стремление к централизации власти. Другие государства крестоносцев к северу опасались, что Фульк будет пытаться навязать им сюзеренитет Иерусалима над ними. Сестра Мелисенды Алиса Антиохийская, изгнанная из княжества Балдуином II, взяла под свой контроль Антиохию. Она в союзе с Понсом, графом Триполи, и Жосленом II Эдесским организовали защиту своих земель от возможной агрессии Фулька. В 1132 году Фульк и Понс встретились в небольшом сражении, по итогам которого был заключен мир, а Алиса Антиохийская сослана вновь.
        Тем не менее, в Иерусалиме действия Фулька возмущали второе поколение христиан, выросших там с первого крестового похода. Эта опозиция сплотились вокруг двоюродного брата Мелисенды, Гуго II де Пюизе, графа Яффы, который был беззаветно верен королеве. В 1134 году, чтобы дискредитировать Гуго, Фульк обвинил его в любовной связи с Мелисендой. Гуго восстал в знак протеста и вступил в союз с мусульманами Аскалона. Он смог победить армию, посланную против него Фульком, но это не изменило ситуацию. В конфликт вмешался патриарх. Фульк согласился на мир, и Гуго был изгнан из королевства на три года. На жизнь Гуго было совершено покушение. Фулька и его сторонников традиционно считают ответственными за это, однако прямых доказательств этому нет. Скандал удалось замять политическим соглашением по которому королеве были предоставлены лидирующие позиции при дворе. Вильгельм Тирский писал, что с этого времени Фульк «никогда не пытался взять на себя инициативу, даже в мелочах, без согласия Мелисенды». В результате Мелисенда получила безраздельный контроль над правительством с 1136 года. Так Фульк смог примириться с женой, и вскоре родился второй их сын, Амори.
   В том же 1136 году умер Гуго де Пейн и следующим магистром стал выходец из Анжу Робер де Краон. Таким образом сменилось династическое влияние на политику ордена от графов Шампани на Анжу/Плантагенетов. Надо полагать, что Фульк смог реализовать свои организаторские возможности благодаря своему протеже во главе ордена.
         Именно в этот период 29 марта 1139 года была опубликована булла Папы Иннокентия II «Оmпе datum optimum» («Всякий дар совершенный»), которая стала подтверждением привилегий Ордена. «Заявленной целью буллы было учреждение должности капеллана для отправления церковной и литургической службы в командорствах. Это давало право вывести Орден из-под епископальной юрисдикции и подчинить его непосредственно папской власти, возложив на магистра и его капитул полную ответственность за политику и управление Орденом.»
         Буллой Орден Храма был официально выведен из-под подчинения патриарха Иерусалимского, ему предоставлялась привилегия не платить десятину со своих доменов, а также, с разрешения епископа, самостоятельно пользоваться своими доходами.
         Более того, булла предоставляла магистру и его капитулу право подбора и подготовки капелланов Ордена, минуя утверждение кандидатур епископом диоцеза.
         Этой же буллой Папа Иннокентий II категорически запретил всем светским и церковным органам вносить изменения в Устав Ордена, предоставив это право только Великому магистру с капитулом. Папа Иннокентий II также даровал тамплиерам право строить часовни и иметь собственные кладбища.
         Во время магистерства Робера де Краона была выстроена структура ордена: от замка до командорства, от командорства до провинции, от провинции до генерального капитула и магистра, власть которых ограничивалась только уставом и статутами.
         Так участием этих людей была создана могущественная организация Орден бедных рыцарей Иерусалимского храма ( L'Ordre des Pauvres Chevaliers du Temple de Jerusalem).

PS По совпадению, Король Иерусалима Фульк и папа Иннокентий II правили в один и тот же период и умерли в одном 1143г...

Tags: Финансы и власть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments