sergiusjs (sergiusjs) wrote,
sergiusjs
sergiusjs

Categories:

Английский меркантилизм и американский индивидуализм

Основной идеологической предпосылкой возникновения английской буржуазии явился меркантилизм, столь искусно развитый в венецианской республике. Не даром Англию считают идеологическим наследником Венеции. Именно на меркантилизме базируется вся англо-саксонская экономическая теория.
Англичане  называют период царствования королевы Елизаветы I «золотым веком». Именно в то время произошло становление будущей морской мощи Британии. Предприимчивые англичане намеревались обогнуть по морю новый континент и как-нибудь добраться до богатств Китая. Не имея возможности сделать это, они избрали другой путь — грабеж сокровищ, перевозимых на испанских кораблях.

Английские купцы-мореходы не брезговали разбоем. Хватало в морях и обычных пиратов. Политика Елизаветы смогла не только затушить огонь религиозного противостояния католиков и протестантов, но и использовать для пользы государства такие личности, как Вильям и Джон Хоукинсы, Френсис Дрейк и Уолтер Рэли. Королева для начала объявила амнистию, а потом смотрела сквозь пальцы на «шалости» английских пиратов, если они грабили испанские суда и совершали набеги на испанские колонии. Благодаря такой поддержке торговый капитал стал инвестировать в развитие флота. Торговый капиталист подготовил почву для завоевания и эксплуатации Нового Света, применяя смелые способы достижения своих целей. Это можно было осуществить в основном путем образования акционерных обществ. Акционерные общества являлись совместными предприятиями торговцев, которые складывали вместе крупные суммы капитала для того, чтобы получить еще большие количества капитала главным образом из-за границы. Создание компаний «Москови компани» (1555 г.) и «Левант компани» (1592 г.) принесло значительные доходы своим вкладчикам.  Не обошлось и без ошибок, так в 1584 г. сэр Уолтер Ралей, получивший дар от королевы Елизаветы I, основал первую американскую колонию на Роунок-Айленд в Вирджинии. Надежды были большими, и ожидалось, что данное предприятие, являясь первым из многих, сделает англичан «лордами кораблевождения». Однако техника организации снабжения этой колонии необходимыми средствами оказалась слишком трудной. Подобно всем ранним поселенцам, жители колонии на Роунок-Айленд испытывали всевозможные затруднения во взаимоотношениях с индейцами, и к 1590 г. эта колония прекратила свое существование. Учитывая этот урок Ост-Индская компания, основанная в 1600 г., была превращена в самую крупную и самую мощную по сравнению со всеми другими, обладая собственной армией и вооруженным флотом, а так же собственной колониальной администрацией.
И все же опыт колонизации Северной Америки более наглядный.
В 1606 г. король Джеймс I предоставил «Плимут компани» привилегию на колонизацию Нового Света. В 1607 г. была предпринята попытка основать два поселения: на р. Кеннебек в Новой Англии и в Джеймстауне в Вирджинии. С 1619 г. Джеймстаун стал экспортировать в Англию табак и несмотря на яростные возражения со стороны короля Джеймса I, который считал табак «презренным зельем», английское правительство не отказывалось от доходов, получаемых от импортной пошлины на табак.
На примере колонизации Северной Америки можно увидеть всю трансформацию экономических отношений от буржуазного общества к капитализму.
Что за люди населяли первые колонии? Зачастую это были авантюристы, подобно отпрыску почтенной английской семьи Тому Вьерни, который до этого пытался быстро разбогатеть во Фландрии и Франции, в Швеции и на острове Барбадос. Многие из них имели знатное происхождение, но были вторыми сыновьями в семье, лишенными права наследования, и не хотели заниматься тяжелым трудом на родине. Они предпочитали сделать карьеру, работая по найму на какое-либо правительство в надежде, что в один прекрасный день госпожа Удача лучезарно улыбнется им и они внезапно станут владельцами поместий. В основе предприимчивости, как правило, лежало вековое стремление к барышам и богатству. Это стремление и явилось главной движущей силой при проведении колонизации. Конечно, были и такие люди, которые искали условий для большей свободы мнений и религии, и такие, действиями которых двигала надежда как-нибудь найти лучшую жизнь. Однако в основном английские колонии являлись коммерческими предприятиями. Первые на американской земле рабы принадлежали поселенцам Джеймстауна, которые использовали их в качестве домашней прислуги. Однако в течение последующих ста лет рабство не имело важного значения.  Система плантаций в южных колониях позволяла производить товарные сельскохозяйственные культуры при ограниченных затратах труда. Вначале слова «плантация» и «колония» были синонимами. Однако слово «плантация» более явно разоблачало связь поселений с видами на получение доходов, существовавшими у некоторых находящихся в метрополии компаний. Колония же являлась просто «предпринимательским» аванпостом группы дельцов, находящихся в Лондоне. Табак с самого начала стал главным экспортным товаром, и плантаторы вкладывали большие средства в его возделывание. К середине XVIII в. двести кораблей осуществляли торговлю табаком.
Рис из Джорджии и Южной Каролины отправлялся в Голландию, Германию и Португалию. Северная Каролина стала источником снабжения шкиперским имуществом и корабельными мачтами, и к 1767 г. там, вдоль реки Кейп-Фир, имелось пятьдесят лесопильных заводов.
Чарлстон служил главным портом, где английские коммерсанты действовали в качестве агентов американских плантаторов и экспортеров. Часто такой агент из метрополии являлся также «комиссионером», финансирующим колониального плантатора, и ставил тем самым последнего в финансовую зависимость от английского капитала. И как ни старались колонисты облегчить бремя долгов, они не могли этого сделать, несмотря на юридические акции, предпринятые, например, в Вирджинии, где законодательное собрание фактически сделало недействительными контракты, которые были невыгодны плантаторам. Английские торговцы брали табак, рис и индиго, а в обмен присылали роскошную одежду, предметы домашнего обихода и вино. Фактически колониальной средней буржуазии не существовало, так как промышленное производство не поощрялось английским меркантилистским режимом. Поэтому преуспевающий плантатор, связанный невидимыми нитями со своим агентом, комиссионером и английским купцом, мог образовать на Юге основу местной аристократии. Кредит являлся «смазочным материалом» для сделок. Землю, орудия труда, рабов можно было заложить и получить заем. В то же время меркантилистская монополия следила за тем, чтобы прибыль поступала из-за океана в достаточном количестве.
Выдача денежных ссуд на Юге производилась в основном французскими гугенотами, которые не допускались в промышленность. Они становились агентами плантаторов, отправляя за границу табак и выдавая плантаторам денежные ссуды. Постепенно комиссионеры и агенты также становились торговцами. Так Уильям Клейборн прибыл в Вирджинию в 1621 г. и создал процветающее торговое предприятие на Кент-Айленде. Он был довольно хитрым человеком и понимал, что движение товаров является основой торговли. Он широко использовал слухи и интриги для достижения своих целей. В 1649 г. Питер Форс описал достойного «капитана Мэтьюса, старого плантатора, с более чем тридцатилетним стажем». Форс писал: «Он имеет превосходный дом и соответствующее имущество: высевает коноплю и лен, делает из них пряжу; держит ткачей и имеет сыромятню, сорок слуг-негров.. и продает (пшеницу) по четыре шиллинга за бушель; он забивает откармливаемый скот и продает говядину на корабли, когда они приходят туда».
Некоторые англичане полагали, что манориальная система предоставит наибольшие возможности получения доходов. В конце концов это просто-напросто означало бы внедрение аристократических форм богатства, практикуемых в метрополии. В некотором смысле здесь не было бы какого-то новшества. Лорд Балтимор замышлял свою колонию Мэриленд как совокупность крупных феодальных поместий. Каждому «джентльмену», который привезет в Америку пять человек, предлагалось 2000 га земли. Однако в течение первых сорока лет существования Мэриленда было основано только 60 таких поместий. Вопреки ожиданиям, что колония Мэриленд расцветет, и там создадутся условия для существования такого общества, какое нужно, она стала довольно демократичной. Арендаторы земельных угодий одобрили местные декреты, и в политическом отношении колония Мэриленд весьма походила на один из городов Новой Англии. Акт о религиозной терпимости от 1649 г. привлек в эту колонию большое количество притесняемых религиозных сект. При наличии хорошего климата, плодородной земли и пригодных для судоходства водных путей была заложена твердая основа развития экономики. Как и в других местах Америки, в Мэриленде первым источником рабочей силы были иммигранты, завербованные по кабальным договорам. Но огромные территории, где каждый желающий мог владеть землей, подрывали манориальную систему. Вскоре владельцы поместий стали поступать так же, как поступали плантаторы Вирджинии. Однако в глубинных районах страны преобладали мелкие независимые фермеры. Далее на север, в колонии, расположенной в заливе Массачусетс, основное население составляли фермеры, владевшие небольшими участками земли. Однако, испытывая недостаток в таких технических культурах, как табак, и завися в основном от своего собственного труда, жители Новой Англии сосредоточили усилия на лесе, пушнине, рыбной ловле и на некотором элементарном фабричном производстве. В течение полутора столетий пуритане и пилигримы создавали общество, в котором имущественное положение играло большую роль и самое важное место занимали торговцы. Такой разнообразной была обстановка в Новом Свете, из которого английские коммерсанты рассчитывали извлекать доходы независимо от того, являлся ли в Англии главой государства король или регент. И тот и другой в одинаковой степени интересовались коммерцией.
Обеспокоенные сильной конкуренцией со стороны голландцев, которые снижали размер платы за перевозки грузов по океану, англичане приняли в 1645 г. ряд законов, направленных на то, чтобы расширить использование английских судов для доставки импортных товаров в Англию. Эти законы были подкреплены в 1651 г. Актом о судоходстве, и при короле Карле II территориальная экспансия в Америке быстро продвинулась, с тем чтобы расширить для англичан поле деятельности. Колонизация означала дивиденды для вкладчиков на родине, получаемые как путем эксплуатации заокеанских природных богатств, так и от торговли с колонистами. Английские торговцы хотели, чтобы торговля регулировалась, т. е. была монополизирована метрополией. В 1660 г. парламент принял еще несколько законов о судоходстве, чтобы сохранить за англичанами все выгоды торговли с колониями. К концу XVIII в. поселения уже не были экспериментальными. Сахар, табак, пушнина, лесоматериалы, рыба, шкиперское имущество продавались купцам метрополии. Король и его придворные понимали выгоды торговли: Карл II не возражал против доходов, которые он получал от продажи негров-рабов колонистам. Для чего в 1672 г.  была создана Королевская африканская компания.
Колониальная торговля приобрела большое значение. Система плантаций в Новой Англии потерпела неудачу, и англичане, субсидировавшие поселения, не могли рассчитывать на быстрое поступление доходов. Поэтому колонисты, особенно на Севере, должны были заняться торговлей мехами, рыбной ловлей и коммерцией. Однако пуританское духовенство хотело сохранить обычаи старой страны. Оно считало совершенно правильным, чтобы устанавливались справедливые цены на товары, действовали цеховые правила и все другие ограничения, существовавшие в городах XIV и XV вв.
В колониях земля стала таким же товаром, как и все другое, и можно было торговать ею. Такое отношение резко отличалось от отношения английского мелкого землевладельца, смотревшего на землю как на наследство, которое следует заботливо оберегать. С другой стороны, для американского колониста, помещение капитала в земельные участки являлось делом, сулящим хорошую выгоду в будущем. Поэтому не удивительно, что земледелие должно было прокладывать путь все дальше на Запад, подтягивая туда излишки населения. По мере того как торговля начала переключаться с мехов на сельскохозяйственные товары, торговые пункты превращались в розничные лавки. Некоторые торговцы пробовали заняться отправкой железной руды, но экономически это оказалось так же невыгодно, как и охота. Рыбная ловля и судоходство, открывая новые возможности, должны были прийти на помощь торговцам. Первые бизнесмены обнаружили, что родственные связи весьма полезны, так как благодаря родственникам, живущим в Англии, они могли быть спокойны за свой экспорт и уверены, что в обмен получать то, в чем нуждаются. Купец стал важным лицом и, хотя не мог еще заправлять всеми делами в колонии, уже занимался этим в местном масштабе. На свои доходы он покупал землю — традиционную форму богатства, которая позволяла ему вести себя подобно лорду. В течение 150 лет Новая Англия благодаря торговле превратилась в своеобразный склад для транзитных грузов. Поскольку в денежных средствах испытывался недостаток, доходы обращались в заграничные кредиты. Торговля была трехсторонней и четырехсторонней, что компенсировало недостаток звонкой монеты.
Так были заложены основы международного инвестиционного бизнеса и индивидуализма, свойственного американскому предпринимателю.
Tags: экономика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments